О проекте Главная Два Сергея Лирика поэтов Произведения Сергей Антонович Клычков
Биография Дом-Музей Документы Фотогалерея Воспоминания Публицистика   Мультимедиа Конференция Доклад Н. Солнцевой Статья Н. Солнцевой
Главная > Произведения > Переводы > Акакий Церетели (1840-1915)

Акакий Церетели (1840-1915)

* * *

Я в желчь и боль мешаю слезы
И в горький уксус горный мед,
И вот
Зависимо от дозы
Душа то плачет, то поет...
Равно на розу
И терновник
Садится с песней соловей:
Так я ль причина, я ль виновник
Столь сладкой горечи своей?

СЕРДЦЕ ПОЭТА

В бурю, в ненастье,
В горе,
В напасти
Сердце поэта - как море...
Полны
Раздора,
Волны,
Как горы,
Высятся в диком просторе...

В гуле и реве,
С тучами вровень
Гребнями волны свисают...
В бешеной качке
Лодку рыбачки
Так и бросает, так и бросает...

В сердце кручина
Глубже пучины:
Лучше в волненье такое
Стать
На причале,
Ждать
Без печали
Сладкого часа покоя.

Жди терпеливо
В час непогоды:
После угрюмой невзгоды
Плавны, красивы
Воды прилива -
Счастья глубокие воды...

Можно без весел
Плыть над пучиной,
Даже и парус не нужен...
Кто ж это бросил,
Кто в нее кинул
Столько веселых жемчужин?..

* * *

Я подверну колки потуже,
Чтоб в струнах был высокий строй:
Пусть правде мой чонгури служит
Своею звонкой чистотой...

Чтоб в гармоническом созвучьи
На струнах трепетала жизнь,
И вместе с радостью певучей
Страданья жгучие слились...

Чтоб строй магнитного двугласья
Из сердца каждого исторг
И жажду братского участья,
И гордый подвига восторг...

Чтоб у несчастных, угнетенных
Обсохли слезы на глазах,
А угнетатель, слыша стон их,
Познал раскаянье и страх...

С моим чонгури бить баклуши
Не буду я в таком строю...
Меня ты только чувством слушай,
А чувством я-то уж спою...

И пусть ни встать, ни сесть на месте,
Пускай отнимется рука,
Когда струна на лжи и лести
Соскочит с крепкого колка.

ВАЖА ПШАВЕЛА
(1861-1915)

КТО МОЛОДЕЦ?

Кто молодец у нас, друзья и братцы?
Кого мы назовем, чтоб по нему
Другим не стыдно
Было поравняться
И не было б обидно никому?

Чей гордый стан и стройную
Осанку
Своей чеканкой
Украшает меч?
Кто средь врагов
Всегда готов достойно
Слугою нашей родины полечь?

В крови мечи и острые кинжалы,
Недвижны в алом
Озере пловцы:
Лежат
Бойцы,
Кружат
Щитов осколки,
Коней за чёлки
Тянут мертвецы...

Глаза - в глаза... сердца, как копья, крепки...
Ломает копья в щепки
Смерть-карга,
Накидывая саваны на шлемы
Рукой знакомой
Старого врага.

Кто, ястребом витая пред судьбою,
Погонит смерть со смехом
Пред собой,
В доспехах
Первым кинется для боя,
И, всех поздней, последним кончит бой?

И кто ж,
Когда идет дележ
Добычи,
Без устали сражается с врагом,
Обходит войско спящее, в обычай
Заботясь о себе и о другом.

И кто в большом и малом
Без посула -
Слуга аулу,
Хоть и не в долгу?
Кому под кровлей сакли одеялом
И ложем служит ненависть врагу?

Кто силу, что всегда сечет
Солому,
С умом
И без обиды укорит?
И кто воздаст почет,
Хвалу другому
И о себе самом
Не говорит?
Кто в Хевсуретии, как солнце с неба,
Несет тепло такой же голытьбе,
Отдал кусок, сам не имея хлеба,
Одно оставив имя по себе...

Так за кого ж мы здравицу подымем
И за кого вдвойне -
Душе в помин?
Кто поцелуй один
Своей любимой
Принял, как дар за раны на войне?

Кто это ложу
Предпочел могилу,
Носилку тоже
Принял за коня,
А бурку - за плиту, а слезы милой -
За мерку рассыпного ячменя?

Кому плач женщин смехом показался,
Кто в мир иной влетел с мечом
В руках,
На скакуне
С лучом,
Вплетенным в гриву,
Над кем счастливым
В облаках
В предсмертный час его раздался
Орлиный грозный клекот в вышине?

Кого царь Грузии Ираклий старый
С собой посадит
Рядом
Сядет
Сам?
Кому, светя улыбкой и нарядом,
Прильнет Тамара
К неживым устам?

Так вот кого мы вспоминаем хором!
Соасем не вас: бродяги, трусы вы!
На брюхо вы - коровы-ненажоры
И ишаки с ушей до головы!

Едва ли в праздности вы пригодитесь
На что-нибудь хорошее кому,
И если б был такой меж вами витязь
Вы лопнули б от зависти к нему!

В могилу смерть столкнет вас из презренья,
И настучитесь вы на том свету,
У горнего,
У зорнего
Селенья
Впервые разглядевши высоту!

ГЕОРГИЙ ЛЕОНИДЗЕ
(1899-1966)

* * *

Стихам и чонгури
Нужно ль поклоненье:
Есть Данта в хевсуре
Любом отраженье!

И в слабом порханье
Беспомощной птицы
Есть пыл, трепетанье
Далекой зарницы.

С высокого пика
Снег, тая, струится
И в пеньи Бесика
С ручьем не сравнится...

И искрятся светом
В падении камни -
И сердцу ль при этом
Дивиться всегда мне?

ПАМЯТИ ВАЖА ПШАВЕЛА

Ты - герой
И в горних сенях
Ты к горе пришел горой...
Сохранив в своих коленях,
Как и в струнах, горный строй...

Обессиленный цепями,
Вновь стоишь ты среди нас...
Держишь облако, как знамя,
Щуря выколотый глаз.

И когда мы гроб открыли,
Где царили
Тлен и смерть,
Распластав над нами крылья,
Семь орлов вспарили
В твердь...

Незадаром ждали песни
Скалы с облачной межи -
Снова,
Как листва, воскреснет
Слово
Певчее Важи...

Мелкий щебень, теплый гравий
Растолкает в грудь тебя,
Снова кости ты расправишь
В пене горного ручья.

Смертью скованные длани
Схватит дикий можжевель,
И в лице твоем проглянет
Снова розовый апрель.

Вон высоко
И далеко
Гор тигриная семья,
И над нею слышен клекот -
Песня трубная твоя.

И когда одно лишь слово
С высоты обвал стряхнет,
В камнях тур круглоголовый
Новым рогом прорастет...

Это слово, нет, не слово:
Это - крупный частый град!
Это звон
Знамен
Багровых,
Это блеск и водопад!

Нас оно, как дождь, взрастило,
Нам скрепило
Костяки,
Дало сердцу радость, силу
Влило
В мускулы руки.

Это слово было
Криком,
Этародина - тюрьмой...
Но, сойдя в цепях в могилу,
Ты под знаменем великим
Возвращаешься домой.

СТАРЫЕ ПОЭТЫ

Я болен любовью
К поэтам старинным,
Их Грузия с кровью
Своею слила...
Они распевали в саду соловьином,
Писали стихи над лукою седла.

И пели они, как дожди, как буруны,
Как тысячи птиц под немой
Высотой,
И были легки и упруги
Их струны,
И хриплой натуги
Не ведал их строй.

В пожары ль, в сраженья ли, в мор ли великий
Все так же по силе
Их песня свежа...
Вот Гурамишвили,
Веселый Бесики,
Вот Шота и тогровокожий Важа.

Стихи их, как полые воды...
Как реки,
Они оросили родную страну...
Они в озареньи
На годы,
На веки,
Забвенья
Не зная, у смерти в плену.

Мы слышим из черной
Могилы их трели,
Их клекот нагорный -
Уже неживых...
Навек они птицами в звездах
Засели
На гнездах,
Сплетенных из струн золотых.

Стихи Проза Поэмы Переводы Библиография Контакты
© 2010-2012. Все права защищены.